Организации с государственным участием

Компании с участием государства невыгодны для инвесторов

Организации с государственным участием

Госкомпании преобладают на рынках стран Персидского залива – Катара и ОАЭ

Fadi Al-Assaad / Reuters

Акции компаний с государственным участием приносят инвесторам более низкую доходность, чем акции других публичных компаний, — таковы результаты анализа 6600 компаний из 61 страны.

Эта тенденция вполне может помогать управляющим фондами и другим инвесторам обгонять по доходности соответствующие индексы, просто не включая в свои портфели акции госкомпаний или ограничивая их долю.

Особенно такой подход помогает получить повышенную доходность на развивающихся рынках, где много государственных компаний.

Неэффективный собственник

Об этом, в частности, свидетельствуют опубликованные на прошлой неделе результаты исследования Copley Fund Research, согласно которым управляющие фондами на развивающихся рынках в последние 10 лет постоянно обыгрывали индекс MSCI Emerging Markets, тогда как на развитых рынках подобная ситуация наблюдается крайне редко.

«Государственный контроль, несомненно, – худшая форма собственности. Нет никаких сомнений, что акции госкомпаний очень серьезно отставали от рынка», – говорит Джон-Пол Смит, партнер занимающейся инвестиционным консультированием фирмы Ecstrat, которая по заказу Copley Fund Research проводила исследование.

Ecstrat проанализировала все компании мира, акции которых находятся в свободном обращении, с рыночной капитализацией не менее $500 млн и средним дневным объемом торгов не менее $1 млн. Все они были разделены на группы в зависимости от основных собственников: государство, семья, один предприниматель или множество разрозненных акционеров.

На компании под госконтролем приходится всего 4% рыночной капитализации в развитых странах, но 35% – на развивающихся и 43% – на пограничных рынках.

Госкомпании преобладают на рынках стран Персидского залива – Катара и ОАЭ, здесь на них приходится более 80% всей рыночной капитализации, а также во Вьетнаме, Саудовской Аравии, Малайзии и Китае.

В России этот показатель близок к 50%.

Единственной развитой страной, попавшей по нему в первую десятку, стала Норвегия, где две крупнейшие компании, нефтяная Statoil и телекоммуникационная Telenor, находятся под контролем государства.

Головная боль миноритариев

К несчастью для миноритарных акционеров доходность акций госкомпаний в целом оказалась ниже, чем у других торгующихся на рынке: 8,1% против среднерыночного показателя 9,7% на развитых рынках, 9,6% против 11,2% на развивающихся и 11,2% против 13% на пограничных.

В период между 2005 (первый год в анализе Ecstrat) и 2008 гг. акции госкомпаний показывали очень хорошие результаты – в основном за счет нефтяных и газовых компаний, росших на волне сырьевого суперцикла.

Однако, несмотря на столь значительное первоначальное преимущество, в целом за 11 лет акции госкомпаний принесли очень невысокий совокупный доход – менее 10%. Акции компаний, имеющих широкую структуру собственников, напротив, принесли инвесторам почти 50%. Семейные же компании и компании, подконтрольные предпринимателю, за тот же срок более чем в два раза увеличили средства акционеров.

«Нет сомнений, что вложения в эти подконтрольные государствам компании можно считать нерациональным распределением ресурсов в глобальном масштабе», – говорит Смит.

Плохие рыночные результаты госкомпаний – не просто следствие того, что они преобладают в секторах, добывающих различные виды сырья, цены на которые сильно упали в последние годы. Разница с компаниями, подконтрольными частным собственникам, значительна даже с поправкой на сектор.

Как выяснила Ecstrat, в таких секторах, как энергоресурсы, финансы, сырье и коммунальные услуги, акции компаний, подконтрольных государству, демонстрировали гораздо более низкие темпы роста, чем компаний с другими формами собственности.

Ситуация менее однозначна в промышленности и телекоммуникациях, последнее, уверен Смит, объясняется тем, что телекоммуникационная отрасль в принципе достаточно сильно регулируется государством. «Даже с поправкой на отрасль госкомпании дают самую низкую доходность и имеют самые низкие мультипликаторы стоимости.

Они служат государственным интересам и не слишком заботятся о повышении стоимости для акционеров», – говорит он.

Госкомпании подрывают свои экономики

Более того, полагает Смит, госкомпании не только приносят инвесторам низкий доход, они еще и ослабляют свои экономики.

В пример он приводит бразильскую нефтяную компанию Petrobras, масштабный коррупционный скандал в которой затронул целые секторы, десятки политиков, подорвал деловой климат и темпы экономического роста.

А также индийские госбанки, отягощенные проблемными кредитами, которые нередко выдавались «нужным людям».

«Существует значительное количество научных исследований, показывающих, что государственная политика может способствовать мобилизации ресурсов на ранних стадиях развития, но затем она начинает тормозить рост производительности и переход через так называемую ловушку среднего дохода», – говорит Смит.

Чрезмерный государственный контроль и вмешательство в дела корпоративного сектора и в экономику в целом подрывают развитие стран, добавляет он, приводя в пример Россию, Бразилию и Аргентину.

В противоположность им в таких успешных экономиках, как Южная Корея и Тайвань, доля госкомпаний составляет 7 и 10% соответственно, что гораздо ниже среднего уровня для развивающихся стран.

Управляющие активами в целом разделяют выводы Смита.

Правительства слишком часто используют подконтрольные компании для реализации «различного рода программ государственного финансирования», что делает их «великолепным инструментом для сокрытия бюджетного дефицита», считает Джон Ден, начальник аналитического отдела Ashmore Investment Management. Он, однако, отмечает, что госкомпании могут быть привлекательны для инвесторов в облигации, поскольку они редко не платят по долгам, так как считаются стратегически важными и фактически имеют господдержку.

Многие госкомпании могут оказаться проблемным активом для инвесторов в акции, поскольку государство в любой момент может потребовать от них «оказать услугу того или иного рода, что приведет к столкновению интересов государственного и частных акционеров», указывает Дэвид Смит, директор по оценке качества корпоративного управления в азиатских компаниях Aberdeen Asset Management.

Он, однако, не готов мазать все госкомпании одной краской.

По его словам, Aberdeen с удовольствием инвестирует в компании, подконтрольные сингапурскому государственному инвестфонду Temasek (по методолгии Ecstrat они считаются государственными).

Например, Смит выделяет Singapore Telecommunications, на 51% принадлежащую Temasek, которой «управляет команда профессиональных менеджеров и у которой среднегодовой совокупный доход акционеров составил 10% за последние пять лет».

Избегайте госкомпаний

Исследование Ecstrat дает все основания полагать, что, сократив долю госкомпаний в своем портфеле, управляющие фондами на развивающихся рынках имеют хорошие шансы обыграть соответствующий индекс MSCI.

«Совершенно очевидно, что управляющие некоторыми фондами, показавшими наилучшую доходность, абсолютно сознательно в течение значительного периода времени ограничивали вложения в госкомпании. В Бразилии, например, наиболее активные фонды имеют бóльшую [чем в индексе] долю вложений в акции [частного банка] Itaú и меньшую – в акции Banco do Brasil.

В Индии управляющие уже давно предпочитают частные банки государственным. «Газпром» и ВТБ – самые презираемые акции на всех мировых развивающихся рынках, а вложения в китайские госбанки тоже в целом занижены», – говорит Смит.

Малая доля вложений в госкомпании – основная причина успеха многих фондов развивающихся рынков, которые в последние 5-7 лет обыгрывали соответствующие индексы, утверждает он.

Перевели Михаил Оверченко и Надежда Беличенко

Источник: https://www.vedomosti.ru/finance/articles/2016/09/23/658291-gosudarstvennaya-sobstvennosti-hudshaya

Организации с государственным участием

Организации с государственным участием

В основном перед людьми, которые планируют заниматься экономической деятельностью, встаёт вопрос о том, что выбрать – ООО или ИП? Однако не следует забывать и о других правовых формах организации деятельности. Рассмотрим наиболее популярные из них, включая основные плюсы и минусы каждого варианта.

ИП

Индивидуальный предприниматель, или ИП, по сути, является переходной формой между физическим и юридическим лицом. С точки зрения закона, ИП – это дееспособный совершеннолетний гражданин, который осуществляет предпринимательскую деятельность и получает доход в порядке, установленном законодательно.

Индивидуальные предприниматели освобождены от необходимости представлять уставной капитал и учредительные документы. Предприниматель сам себе является и учредителем, и управляющим. Ему не нужно предоставлять публичную отчётность, и он может вести деятельность исключительно с целью получения прибыли, после чего сам же этой прибылью и распоряжается – по своему усмотрению.

Единственный минус ИП – это ответственность по финансовым обязательствам. Предприниматель, в отличие от других правовых форм, отвечает собственным имуществом. Это, конечно, будет неважно в случае успешного ведения дел, но следует всегда помнить об этом.

ООО

ООО – это общество с ограниченной ответственностью. Оно представляет собой коммерческую организацию, уставной капитал которой образовывается начальными вкладами учредителей. Минимальный размер данного капитала составляет 10 тысяч рублей, а число учредителей может варьироваться в пределах между одним лицом и пятьюдесятью лицами.

Важный совет предпринимателям: не тратьте своё время, даже на простые рутинные задачи, которые можно делегировать. Перекладывайте их на фрилансеров «Исполню.ру». Гарантия качественной работы в срок или возврат средств. Цены даже на разработку сайтов начинаются от 500 рублей.

Органом управления ООО является совет учредителей. Помимо этого, назначается исполнительной директор, который будет принимать основные решения, действовать от имени ООО и нести ответственность за его деятельность. При необходимости, особенно при расширении деятельности до значительных масштабов, дополнительно могут создаваться совет директоров, наблюдательный совет и ревизионная комиссия.

Учредительным документом ООО является устав. В отличие от ИП, участники общества с ограниченной ответственностью не отвечают собственным имуществом – отсюда и название. Весь риск ограничен вкладом в уставной капитал. Само ООО отвечает имуществом, которое официально принадлежит ему.

Распределение прибыли ведётся пропорционально долям в уставном капитале, если уставом не предусмотрено какого-либо иного порядка распределения доходов. О своей деятельности ООО не обязано отчитываться публично.

ЗАО

ЗАО – это закрытое акционерное общество. Уставной капитал также за счёт вложений участников общества, называемых акционерами. Минимальный размер капитала составляет от ста минимальных размеров оплаты труда. Как и в случае с ООО, учредителей может быть от одного до пятидесяти.

ЗАО управляется общим собранием акционеров и исполнительным директором. В рамках общества может действовать ревизионная комиссия. Учредительным документом является устав, и о своей деятельности акционерное общество не обязано публично отчитываться (поэтому оно называется закрытым). Целью существования ЗАО является извлечение прибыли, и в этом оно совершенно не отличается от ООО.

Акционеры, являющиеся участниками ЗАО, не несут ответственности по тем обязательствам, которые появляются у организации. Прибыль распределяется в форме дивидендов, получаемых по акциям.

ОАО

ОАО, или открытое акционерное общество, представляет собой ещё одну правовую форму организации коммерческой деятельности.

Ооо это частная организация или государственная

Ключевые отличия от ЗАО состоят в том, что о своей деятельности ОАО отчитывается публично (отсюда название данной формы организации).

Число акционеров не ограничено, в отличие от ЗАО. Это ещё одна причина, по которой общество называется открытым. Уставной капитал должен составлять не менее тысячи минимальных размеров оплаты труда. Прибыль распределяется аналогичным образом – согласно наличию акций на руках у участников ОАО.

Вопрос о том, что выбрать – ЗАО или ОАО, – обычно встаёт перед крупными организациями, работающими на региональном и государственном уровне. Об этом можно судить по имеющимся условиям. Чтобы акции приносили дивиденды, необходимо, чтобы компания регулярно приумножала фактические показатели своей деятельности.

Выбор начальной формы ведения деятельности

Переоформление – процедура довольно трудная и хлопотная, но далеко не невозможная. Довольно часто бывает, что экономической организации приходится переоформляться в связи с происходящими изменениями. Но на первых порах, когда планируется только начинать деятельность, выбор обычно стоит между ИП и ООО.

Чтобы сделать этот выбор осознанно, можно ориентироваться на следующие характерные черты двух данных форм организации:

  1. ИП – идеальный вариант для инициативных одиночек, которые не привыкли с кем-либо делить полномочия и доходы. Если нет желания заниматься большим объёмом документации, то следует также отдать предпочтение ИП. Кроме того, регистрироваться в форме индивидуального предпринимателя есть смысл, когда экономический прогноз для планируемой деятельности благоприятен. Ведь важно, чтобы не пришлось, обанкротившись, отвечать имуществом перед партнёрами и/или кредиторами.
  2. ООО – отличный вариант для инициативной группы, стремящейся к равноправию, причём как в полномочиях, так и в распределении прибыли. Единоличный учредитель также может сделать выбор в пользу ООО, если не желает подвергать своё имущество опасности из-за того, что придётся отвечать по обязательствам. Внутренняя организованность у ООО будет выше, чем у ИП, однако придётся заниматься большим количеством документов. А значит, на это будет тратиться больше времени.

Итак, что выбрать – ООО или ИП – в 2014году? Это каждому предстоит решить самостоятельно, ориентируясь на планируемые виды и условия деятельности, экономические прогнозы, число учредителей и так далее.

Конституционное право России → Юридический словарь → Слова на букву «О» юридического словаря → Что означает термин Организации с участием государства или муниципального образования в юридическом словаре?

Организации с участием государства или муниципального образования это:

9) организации с участием государства или муниципального образования — юридические лица, в уставных капиталах которых доля (вклад) Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования составляет более чем пятьдесят процентов и (или) в отношении которых Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование имеют право прямо или косвенно распоряжаться более чем пятьюдесятью процентами общего количества , приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставные капиталы таких юридических лиц, государственные или муниципальные унитарные предприятия, государственные или муниципальные учреждения, государственные компании, государственные корпорации, а также юридические лица, имущество которых либо более чем пятьдесят процентов акций или долей в уставном капитале которых принадлежат государственным корпорациям;

Самые просматриваемые слова

  1. Стратегическое предприятие (организация)

  2. Выпуск продукции в обращение

  3. Аварийная ситуация на воздушном судне

  4. Сети инженерно-технического обеспечения

  5. Автомобильные дороги общего пользования

  6. Легитимность документа

  7. Суммарная поэтажная площадь

  8. Мобилизационное задание

  9. Дорожное хозяйство

  10. Извещение о вводе налоговой декларации (расчета) в электронном виде

  11. Адресная справка

  12. Информационные машины и оборудование

  13. Промышленный объект

  14. Криптосредство

  15. Запрос межведомственный

  16. Производственная деятельность

  17. Производственный инвентарь

  18. Военнослужащие

  19. Постижерные работы

  20. Спуск руководящий ж/д пути

Ссылки на определение понятия «Организации с участием государства или муниципального образования»:

HTML-код ссылки на слово для сайтов и блогов
BB-код ссылки на слово для форумов
Прямая ссылка на слово для социальных сетей и электронной почты

Уважаемые пользователи сайта.

Что такое ООО?

На данной странице вы найдете определение понятия «Организации с участием государства или муниципального образования».

Полученная информация поможет вам понять, что такое Организации с участием государства или муниципального образования.

Если по вашему мнению определение термина «Организации с участием государства или муниципального образования» ошибочно или не обладает достаточной полнотой, то рекомендуем вам предложить свою редакцию этого слова.

Для вашего удобства мы оптимизируем эту страницу не только по правильному запросу «Организации с участием государства или муниципального образования», но и по ошибочному запросу «jhufybpfwbb c exfcnbtv ujcelfhcndf bkb veybwbgfkmyjuj j,hfpjdfybz». Такие ошибки иногда происходят, когда пользователи забывают сменить раскладку клавиатуры при вводе слова в строку поиска.

Описание страницы: На данной странице представлено определение понятия «Организации с участием государства или муниципального образования»

Ключевые слова страницы: Организации с участием государства или муниципального образования, это, определение, понятие, термин, дефиниция, что значит, что означает, слово, значение

Объединения людей позволяют им добиться своих целей быстрее и эффективнее, особенно если речь идёт о бизнесе или социальных проектах. Компании и организации – это различные формы взаимодействия граждан и юридических лиц, которые на первый взгляд являются синонимами. Однако на самом деле между ними есть различия, влияющие на понимание данных категорий.

Определение

Компания – это юридическое лицо, которое ведёт предпринимательскую деятельность и зарегистрировано в установленном порядке. Ему соответствует определённая правовая форма: ООО, ОАО, ОДО и другие. Компания может быть государственной и частной собственности, а также смешанной.

Организация – это объединение физических или юридических лиц для достижения общих целей. Количество участников составляет 2 и более, а деятельность может быть коммерческой или некоммерческой.

Разница между компанией и организацией

Организация занимается производством, реализует социальный проект, является потребительским союзом и т.д.

Сравнение

Исходя из полученных данных, компания всегда создаётся для извлечения прибыли, а организация может иметь некоммерческий характер. Это определяется не только статусом объединения, но и его организационно-правовой формой. Компании регистрируется в качестве ООО, ОДО, ЗАО, а организации могут действовать неформально. В некоторых странах мира, впрочем, такая активность является незаконной.

В компании всегда есть руководство, которое принимает решения и определяет развитие объединения. Организация может обладать качественно иной структурой, в том числе сетевого типа, где нет формальной администрации, а все участники наделены равными правами.

Выводы TheDifference.ru

  1. Цель деятельности. Компания – это всегда коммерческое предприятие, в то время как организация может быть некоммерческой.
  2. Регистрация и формальный статус. Общественная организация может вести свою деятельность в свободном порядке. Для коммерческой деятельности компании регистрация обязательна.
  3. Состав. Компания всегда представлена одним юридическим лицом, а организация может включать в себя целую группу компаний.
  4. Иерархия. Компания представляет собой иерархическую структуру, где есть управляющий. Организация может иметь сетевой статус, где есть только лидеры, а не администраторы.

Организации с государственным участием

Источник: https://berkutgun.ru/organizacii-s-gosudarstvennym-uchastiem/

Компании с государственным участием, сколько их

Организации с государственным участием

Государство является крупнейшим акционером российского рынка. Доля компаний с госучастием, раскрывающих свою структуру владельцев, в индексе МосБиржи достигает как минимум 45% и во многих наиболее крупных и ликвидных активах существенной частью акций владеет Российская Федерация.

Под компанией с государственным участием в этой статье подразумевается организация, в которой пакет акций принадлежит государству напрямую или косвенно через зависимые предприятия, институты или субъекты РФ, что предоставляет права на получение части прибыли от деятельности акционерным обществом в виде дивидендов, а также на участие в управлении АО. Для понимания степени влияния субъектов государственной власти на каждую отдельную организацию будем рассчитывать эффективную долю государства.

Эффективная доля государства — это часть голосующих акций эмитента, которая находится в прямом или косвенном владении государственных структур.

Как устроена система

Система управления публичными государственными активами довольно децентрализована.

Номинальными владельцами имущества РФ являются Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (Росимущество), подведомственное Правительству РФ, ГК Ростех и ГК Внешэкономбанк, являющиеся некоммерческими организациями, а также Центральный Банк РФ. Также в список компаний включены доли субъектов РФ и муниципальных органов, хотя в чистом виде госкомпаниями их называть, конечно, нельзя.

Самая большая доля федеральной собственности приходится на Росимущество. Под контролем этого органа исполнительной власти находятся более 30 публичных компаний с учетом зависимых обществ.

Компании, акции которых торгуются на Московской бирже

АЛРОСА — Совокупная доля государственного влияния составляет 66%. Из них 33% акций ПАО принадлежит Росимуществу. 25% приходится на Министерство имущественных и земельных отношений Республики Саха (Якутия) и 8% на администрации районов этой же Республики.

АЛРОСА-Нюрба — на 87,47% принадлежит материнской компании АЛРОСА. 10% находится во владении регионального уровня, эффективная доля государства составляет 67,76%.

Аэрофлот — контрольным пакетом владеет Росимущество (54,7%), также в акционерах присутствует Ростех (3,5%).

Башнефть-ао — самый крупный пакет находится у Роснефти 57,7% от уставного капитала или 69,3% от голосующих акций, которая относится к Росимуществу. Блокирующий пакет принадлежит республике Башкортостан (25,8%). Эффективная доля государства 60,5%.

ВТБ — на сайте банка заявлено, что Росимущество владеет 60,93% акционерного капитала, сформированного обыкновенными акциями, но кроме этого 3,1%  приходится на ФК Открытие и 6% на Бинбанк, которые на текущий момент подконтрольны Центральному Банку.

Газпром — контрольный пакет «национального достояния» находится в руках Росимущества через пакеты принадлежащие Росимуществу (38,4%), и контролируемым им организациям: Роснефтегазу (11%) и Росгазификации (1%). Общий пакет составляет чуть более 50%.

Газпром нефть — на 96% принадлежит Газпрому, а следовательно на 47,8% государству.

Интер РАО — 27,6% компании сосредоточено у Роснефтегаза, т.е. Росимущества. 9,2% находится на балансе ФСК ЕЭС. Учитывая квазиказначейский пакет эффективная доля государства составляет 44,3%.

Иркут — авиастроительная корпорация имеет одну из самых высоких эффективных долей государства — 95,7%. 87% Акций компании находятся на балансе Объединенной авиастроительной компании (ОАК), еще 8,7% принадлежит ПАО «Компания Сухой», большая часть которой также контролируется ОАК.

Камаз — 49,9% контролирует госкорпорация Ростех. С учетом квазипакета эффективная госдоля составляет 51,8%.

Корпорация ВСМПО-АВИСМА — 25% акций принадлежит 100%-ой дочерней организации Ростеха ООО «РТ-РАЗВИТИЕ БИЗНЕСА».

Московская биржа — Московская биржа была учреждена крупнейшими банками в 1992 г. С тех пор около 25% акций биржи принадлежат ЦБ, Внешэкономбанку и Сбербанку с долями 11,8%, 10% и 8,4% соответственно.

Мосэнерго — часть Газпром энергохолдинга, принадлежащая ему на 53,5%. 26,5% находятся на муниципальном уровне в собственности г. Москва. Эффективная доля государства — 53,2%.

НМТП — После недавнего приобретения Транснефти, совокупная эффективная доля государства в НМТП составила 80,6%, 20% из которых обеспечиваются акциями порта на балансе Росимущества.

Объединенная авиастроительная компания — 96,8% этой компании контролируется государством. Росимущество сконцентрировало у себя 92,3% ценных бумаг компании, еще 4,5% принадлежат Внешэкономбанку.

Объединенная вагонная компания — 24,3% принадлежат ФК Открытие, которое полностью перешло под крыло ЦБ РФ.

ОГК-2 — эффективная доля государственных структур находится на уровне 38,5%. Такое влияние обеспечивается за счет 77% бумаг компании во владении дочерних обществ Газпрома.

Роснефть — крупнейшая российская нефтяная компания на чуть более чем 50% принадлежит акционерному обществу «Роснефтегаз», которое, в свою очередь, находится в 100% владении Росимущества.

Россети-ао — крупнейший энергетический холдинг России, находится в руках государственных органов на 88,9%. Имеет множество дочерних организаций, которые за счет высокого государственного участия в материнской компании также имеют высокую зависимость от госструктур.

Ростелеком-ао — один из крупнейших телеком операторов РФ, держателями акций которого выступают Росимущество и Внешэкономбанк. Наличие квазипакета на балансе ООО «Мобител» обеспечивает эффективную государственную долю в 54,9%

Русгидро — гидрогенерирующий холдинг, эффективная госдоля в котором составляет 75,4%. 60,6% контролирует Росимущество, 13,3% удерживает ВТБ. Также в структуре акционеров находится дочерняя организация ВСМПО-АВИСМА, контролирующая пакет в 6%.

Сбербанк-ао — банк заявляет о том, что 50% + 1 акция принадлежит ЦБ РФ, но это с учетом привилегированных акций, которые не имеют права голоса. При этом доля ЦБ от голосующих бумаг составляет 52,3%, т.е. влияние мегарегулятора чуть сильнее. Остальные доли самого крупного российского банка находится в свободном обращении.

Татнефть-ао — эту компанию нельзя в полной мере назвать акционерным обществом с госучастием. 34% от уставного капитала общества принадлежит уровню субъекта РФ, республике Татарстан, структуру владельцев голосующих акций эмитент не раскрывает.

ТГК-1 — еще один актив Газпром энергохолдинга. Доля акций генерирующей компании принадлежащей Газпрому составляет 51,8%, соответственно эффективная госдоля — 25,9%.

Транснефть — государственная компания в чистом виде, 100% голосующих акций этой естественной монополии принадлежит РФ через Росимущество. На Московской бирже можно приобрести только привилегированные бумаги эмитента.

Общая картина публичной государственной собственности выглядит примерно так:

Отдельный индекс

Московская биржа выделила отдельный индекс для компании с государственным участием — MOEX SCI. В основе индекса на 2018 г. лежат 16 акций: АЛРОСА, Ростелеком, Газпром, Россети, ВТБ, РусГидро, Роснефть, ФСК ЕЭС, Татнефть, Транснефть, Интер РАО, Башнефть, Аэрофлот, Сбербанк и НМТП.

Примечательно то, что С 2012 по 2017 гг. индекс МосБиржи вырос на 43%, в то время как индекс компаний с государственным участием показал рост в 72%. При этом относительно отраслевых индексов MOEX SCI также выглядит неплохо.

На графике видна довольно сильная корреляция индексов MOEX SCI и MICEX O&G. С учетом того, что более 50% индекса SCI приходится на добывающие компании, нельзя однозначно сказать, что опережающая динамика госкомпаний обусловлена их эффективностью, а не общим ростом в нефтегазовом секторе.

Начать инвестировать

БКС Брокер

Источник: https://bcs-express.ru/novosti-i-analitika/kompanii-s-gosudarstvennym-uchastiem-skol-ko-ikh

Количество компаний с госучастием сократится в два раза

Организации с государственным участием
темы10 октября 2018 г.

Правительство твёрдо намерено снизить долю вмешательства государства в экономику к 2024 году для ускорения экономического роста. При этом многочисленные ФГУПы и МГУПы могут исчезнуть вовсе. Определяем риски такого решения и высказываем сомнение в его своевременности, вспоминая широкоизвестный пример приватизации железных дорог в Британии.

фото: pixabay

Количество компаний с госучастием к 2024 году сократится почти в два раза.

Их число будет сокращаться на 10% ежегодно до 797 компаний, говорится в “Основных направлениях деятельности правительства”, с которыми ознакомились “Известия”. Сейчас Росимущество владеет порядка 1,5 тыс.

коммерческих обществ – ПАО, ОАО, ООО и т.п. Сокращение доли государственного сектора в экономике необходимо для ускорения экономического роста.

“Ключевая цель – оставить только те акционерные общества, которые необходимы для обеспечения каких-либо государственных функций, то есть стратегические”, – пояснили изданию в пресс-службе Росимущества.

В России действует также порядка 12 тыс. федеральных и муниципальных унитарных предприятий (ФГУПы и МУПы). На них у правительства особые планы. В перспективе их в стране не должно быть вообще, отметили в Росимуществе.

«Известия» напоминают, что глава Счетной палаты Алексей Кудрин оценивал долю госсектора в российской экономике на уровне 48%. Министр экономического развития Максим Орешкин ранее также заявлял, что доля государства в экономике “вплотную приблизилась к 50%”.

Доля государства в экономике

SULARU не будет дискутировать на тему доли госсектора. Редакция приведет выдержку из бюллетеня аналитического центра правительства РФ от марта 2016 года. По нашему мнению, не стоит обращать внимание на дату, так как суть заявления с того времени не изменилась.

«Существуют различные методики оценки доли государственного сектора в экономике и различные экспертные мнения, нередко противоречивые.

Согласно одной из наиболее свежих представленной председателем совета директоров ПАО «Аэрофлот» К.

Андросовым на Гайдаровском форуме-2016, по итогам 2015 года вклад государства и государственных компаний в ВВП РФ может составить около 70%, тогда как в 2005 году эта доля составляла около 35%.

Однако следует отметить, что данная оценка выглядит дискуссионной.

Так, по данным ОЭСР, в 2005 году доля одних только расходов бюджета в ВВП составила 34,2%, (по самым свежим для России данным за 2013 год эта доля составила 38,7%).

Для сравнения среднее значение доли государственных расходов в ВВП для 20 стран ОЭСР в 2014 году составило 46,8%. Доля выручки государства в ВВП для этих стран в среднем составила в 2014 году 44,1%».

Другими словами, заявления о доли госсектора являются не более чем экспертной оценкой отдельного лица или ведомства. Кстати, на Гайдаровском форуме-2017 года оценка в 70% повторилась. Также уточним, что аналитики не очень доверяют заявлению Андросова, так как используют относительно простой (и распространенный) способ оценки участия государства.

Он не является самым точным, но позволяет произвести такую оценку, основываясь на данных доступной статистики, а не проводя научное исследование. Нужно посмотреть на долю консолидированных трат бюджетов всех уровней в процентах от ВВП (см. выше – по самым свежим для России данным за 2013 год эта доля составила 38,7%).

В конце 2017 года «Ведомости» представили интересную статью для интересующихся вопросом с немного обновленными данными. Там авторы как раз проверяли миф о 70% с помощью логики и доступных данных. Был сделан вывод, что «разные оценки дают истинный диапазон значений доли госсектора от 26 до 41% в ВВП». Кроме этого, имеет значение и следующее заявление авторов:

«Доля консолидированных госрасходов в России увеличилась с 30% ВВП в 2000 г. до 36% в 2016 г. К примеру, в Китае в 2015 г.

консолидированные бюджетные расходы составляли всего 29% от ВВП, а в Германии и Бразилии – 44 и 50% соответственно, так что Россия находилась по этому показателю в середине значений.

Хотя для более справедливого сравнения стоит знать, что 13% ВВП из 36% в России составляют пенсии и прочие социальные выплаты из бюджета, а в Китае таких выплат практически нет».

Зачем нужна приватизация

SULARU пока не понимает зачем в действительности нужна приватизация, но с удовольствием приведёт мнение экспертов по этому поводу, которые любезно процитировали «Известия».

Если участие государства как собственника активов в российской экономике уменьшится в два раза, то темпы роста ВВП могут возрасти с заявленных правительством 3% до 4%, оценил замдиректора “Центра развития” НИУ ВШЭ Валерий Миронов. По его словам, это связано с тем, что эффективность частных организаций намного больше, чем государственных.

Правительству необходимо ускорить реализацию планов по продаже госкомпаний, считает вице-президент ЦСР Владимир Княгинин.

Это позволит и пополнить бюджет, и повысить эффективность работы таких организаций, добавил он.

В 2018 году государство намеревалось получить более 13 млрд рублей за продажу имущества и долей в компаниях. По данным Росимущества, с начала года правительству удалось получить около 1,9 млрд.

За скорейшую продажу крупных компаний высказывался и глава ФАС Игорь Артемьев. По его мнению, бюджет потеряет больше денег, ожидая благоприятных условий для их сбыта. По его словам, если сейчас продать крупные холдинги, можно резко ускорить развитие экономики благодаря увеличению эффективности бизнеса.

Эффективность

Итак, эффективность частного сектора экономики по отношению к государственной экономической деятельности обычно обосновывается «эффективностью» бизнеса.

Это немного фарисейство, поэтому уточним, что под этим принято подразумевать: – рост конкуренции и как следствие снижение цен, – рост инвестиций и как следствие улучшение качества товаров и услуг,

рост эффективности управления и как следствие улучшение финансовых показателей компаний с госучастием.

Опять обратим внимание на повторение слова «эффективность» в последнем пункте. Избавимся и от него. Под эффективным управлением принято подразумевать, если отбросить всё лишнее, миллион разных способов оценки этого управления.

Другими словами, ситуация ещё хуже, чем с оценкой вмешательства государства в экономику, но можно выделить несколько ключевых аспектов: – грамотность (в широком смысле) руководителя и работников, – скорость прохождения решений по цепочке от руководителя к подчиненному (не просто издать приказ, а донести его (пояснить, обосновать) до каждого исполнителя,

ограничения, которые накладываются государственным регулированием для принятия нужных решений по управлению бизнесом, порой жёстких.

Последний пункт и является критически важным. Попробуем разобраться, как он влияет на экономику в широком разрезе, рассмотрев классический пример в отношении конкуренции, инвестиций и управления, а именно гремучую смесь противоречивых выводов из неудачной приватизации железных дорог в Британии.

Британские ж/д

Британские железные дороги изначально были частными. После национализации в 1947 году началось медленное снижение объемов грузо- и пассажироперевозок. К 80-м годам XX века (правление Тэтчер) они стали посмешищем для прессы, которая критиковала уровень сервиса.

Сама Тэтчер приватизировала очень много секторов экономики, но приватизация ж/д – не совсем её заслуга, вероятно, руки не дошли, хотя и является продолжением заданного «железной леди» направления. Окончательное решение принял её приемник Джон Мэйджор.

В 1993 году в Британии приняли закон о железнодорожном транспорте, и монополист British Rail прекратили свое существование. На его месте появилось около 70 компаний.

Важным условием проводимой приватизации стало ограничение на рост тарифов и ограничение на сокращение маршрутов.

При этом приватизация предполагала продолжение субсидирования государством убыточных пассажироперевозок до окончания модернизации и выхода отрасли в прибыль.

В результате приватизации объемы перевозок стали расти, производительность труда удвоилась, финансовые показатели начали быстро улучшаться, частные собственники провели значительные капитальные вложения в инфраструктуру и подвижной состав. Главное, начал сокращаться размер госсубсидий на перевозки.

Несмотря на успехи, обещанного выхода отрасли на рентабельность не случилось. Случилось банкротство нескольких компаний, которые не могли получить дальнейшее частное финансирование.

Главным ударом по приватизации стало банкротство компании Railtrack, которая владела инфраструктурой.

К 2002 году инфраструктура (рельсы и сооружения) были опять национализированы, что закрепило мнение о неэффективности рыночных сил в стратегической отрасли.

Причиной банкротства Railtrack стали:
– ограничения на ценообразование,
– принуждение акционеров к широкомасштабным инвестициям,
– невозможность отказа от поддержки самых убыточных линий.

Однако, если присмотреться внимательнее, то следует выделить два ключевых фактора британских реформ – изменение формы собственности и степень государственного регулирования.

Риски приватизации

Сложно оспаривать тот факт, что частные компании обычно эффективнее государственных (это подтверждается эмпирическими исследованиями), но эта эффективность проистекает не только из развитости конкуренции или объема инвестиций, а зависит от гибкости управления. Управление в свою очередь не определяется отличием в грамотности чиновников и частников, но отличия начинаются на уровнях «скорости прохождения решений» и «государственного регулирования».

Возвращаемся к тезису, что «SULARU пока не понимает зачем нужна приватизация». Такое умозаключение сделано из следующих суждений:

– свободы ценообразования в России нет, что заметно по регулированию цен во всех отраслях – от алкоголя до продажи топлива,
– полученные сверхдоходы частных компаний могут быть изъяты государством в пользу крупных инвестиций,
– у бизнеса нет возможности отказаться от поддержки сфер, определённых как социально-значимые.

Другими словами, ограничения сводятся де-факто к государственному регулированию.

Поэтому изменение второго фактора реформ – формы собственности – не является критичным на данном этапе развития экономики, а скорее преждевременным до выработки приемлемых правил общей игры для бизнеса, государства и граждан. Напомним, об этом на днях подробно писал в своей концептуальной статье глава правительства РФ Дмитрий Медведев.

Ситуация не безвыходная, провести приватизацию полезно, просто стоит понимать, что бизнес не увеличит добровольно инвестиции, если не будут сняты ограничения. Но снятие ограничений вызовет повсеместный рост цен, так как частные инвестиции потребуют возврата инвестиций. Рост цен залезет в кошельки граждан, которые останутся недовольны.

Можно ли позволить себе очередную нагрузку на граждан на фоне пенсионной реформы и повышения НДС с 2019 года, сказать сложно. SULARU бы не решилось на такой риск до выхода на траекторию устойчивого роста реально располагаемых доходов россиян.

Рубрики: Экономика

Источник: https://www.sularu.com/theme/10602

Юрист онлайн