Ложный звонок о заложенной бомбе

Звонок о минировании школы может обойтись в 700 000 рублей

Ложный звонок о заложенной бомбе

Волной телефонного терроризма накрыло и Большой театр: 5 ноября оттуда эвакуировали 3500 человек

Станислав Красильников / ТАСС

Комиссия правительства по законопроектной деятельности 4 декабря одобрит законопроект об усилении наказания за телефонный терроризм – на него уже подготовлен положительный проект заключения, говорят несколько собеседников в Госдуме. Профильный комитет рассмотрит проект 5 декабря, а в первом чтении, по предварительной информации, он может быть принят уже 8 декабря.

Депутаты ужесточают

Законопроект внесли 23 ноября единороссы – председатель Думы Вячеслав Володин и руководители комитетов Павел Крашенинников (по госстроительству) и Василий Пискарев (по безопасности). Поправки расширяют ст. 207 УК «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма».

Сейчас она предусматривает наказание от штрафа в размере до 200 000 руб. (до 1 млн руб. при ущербе свыше 1 млн руб.) до лишения свободы на срок до 3 лет (до 5 лет при крупном ущербе). Теперь наказание станет более диверсифицированным.

Так, за заведомо ложное сообщение из хулиганских побуждений можно поплатиться штрафом от 200 000 до 500 000 руб. (лишение свободы из этой части исключено).

Если речь идет об объектах социальной инфраструктуры (больницы, школы, досуговые учреждения, банки, транспорт) или о крупном ущербе, то за это положен штраф от 500 000 до 700 000 руб. или лишение свободы от 3 до 5 лет.

Особо выделены акции, осуществляемые «в целях дестабилизации деятельности органов власти»: штраф в этом случае возрастет до 700 000 – 1 млн руб., а срок лишения свободы – до 6–8 лет. Наконец, ложные звонки о терроризме, «повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия», будут наказываться штрафом от 1,5 млн до 2 млн руб. или лишением свободы на срок от 8 до 10 лет.

Как объяснили авторы проекта, телефонный терроризм приобрел угрожающие масштабы. «Мы рассчитываем, что принятие законопроекта будет действовать и в качестве превентивной меры ограждения от подобных деяний, сеющих страх, волнение и панику в обществе», – пояснил Крашенинников.

Верховный суд одобрил законопроект, но отметил, что предлагаемые сроки лишения свободы «не в полной мере позволят индивидуализировать назначаемое наказание с учетом личности виновного и других обстоятельств дела». В МВД и ФСБ в четверг отказались от оперативных комментариев.

Силовики сомневаются

Ложные звонки о «минировании» для России не редкость (см. график), но особенно актуальной тема стала этой осенью, когда по всей стране прокатилась волна телефонного терроризма.

Данные об ущербе сильно расходятся, но, например, МЧС оценивает его нижнюю границу в 1 млрд руб., сказано в пояснительной записке к законопроекту.

Директор ФСБ Александр Бортников в октябре сообщил, что звонки совершают четыре россиянина из-за границы, но определить их точное местонахождение сложно из-за использования ими интернет-телефонии.

По словам человека в МВД, согласно основной версии следствия, звонки в конечном счете совершались с территории Украины. Но так как сотрудничество с ней заморожено, то и сделать тут правовыми методами ничего нельзя, отмечает он.

Поскольку поймать и наказать в этой ситуации никого в принципе невозможно, нужен или ответный вал таких же звонков на Украину, или изучение опыта других стран, которые могли столкнуться с таким явлением, например Израиля, говорит другой сотрудник полиции.

Возможно, лучше просто не реагировать на такие звонки, потому что реальные террористы в России никогда не предупреждали о заложенных бомбах.

Сами же мероприятия по поиску бомб после звонков – это полная профанация, от которой надо отказаться, поскольку это лишь эксплуатация измученных собак-саперов, а также испорченный людям отдых и нанесенный бизнесу ущерб, убежден собеседник «Ведомостей». По его мнению, усиление ответственности за телефонный терроризм – это тоже имитация реальной работы и если кто-то от этого и пострадает, то только несчастные родители школьников, «минирующих» школы ради отмены контрольной.

2,43 млн человек

были эвакуированы почти из 3500 зданий, «заминированных» в ходе начавшейся 11 сентября 2017 г. волны телефонного терроризма, сообщает «РИА Новости».

Всего ложные звонки о якобы заложенных взрывных устройствах были получены в 180 городах России в 75 из 85 регионов. Затраты -на -организацию эвакуации в ФСБ в начале октября оценивали в 300 млн руб.

, московские власти говорили о материальном ущербе в «сотни миллионов рублей»

Эксперты критикуют

Законопроект не улучшит ситуацию с телефонным терроризмом, согласен руководитель проекта «Роскомсвобода» Артем Козлюк.

По его мнению, нынешняя ситуация доказывает, что система оперативно-розыскных мероприятий не работает, несмотря на то что IT-компании и общество платят огромные деньги за хранение данных (с 2018 г.

они согласно закону Яровой должны будут храниться полгода, сейчас – лишь 12 часов): массив информации настолько огромен, что у спецслужб не получается его обрабатывать.

И если осенняя волна звонков – это хорошо спланированная акция из-за рубежа, то настоящих террористов эти поправки никак не затронут, зато под них попадут случайные люди, на которых будут отыгрываться спецслужбы, считает эксперт. А раз дорогостоящая система не работает и не помогает обнаружить террористов, то можно сколько угодно повышать штрафы и усиливать наказания, но проблема – в самой системе и работе спецслужб, заключает Козлюк.

Осенняя волна звонков говорит о том, что статья 207 УК и сейчас не особо работает, поскольку не ведет к тому, что заведомо ложных сообщений становится меньше, считает директор «Общественного вердикта» Наталья Таубина: «Сработать может не принцип ужесточения наказания, а принцип его неотвратимости. Можно увеличивать сроки, но если не выстроить нормальную работу по предупреждению, профилактике или адекватному реагированию, то ничего не изменится».

Источник: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/12/01/743785-zvonok-minirovanii-shkoli

Что делать, если поступил звонок о заложенной бомбе

Ложный звонок о заложенной бомбе

В России в очередной раз активизировались телефонные террористы. Из-за информации о заложенных бомбах эвакуировали более 30 школ в Санкт-Петербурге, 25 объектов в Москве и области, 16 — в Волгограде, более 10 — в Нижнем Новгороде и так далее.

Лайфхакер рассказывает, что делать, если телефонный террорист сообщил о бомбе в здании, где находитесь вы или ваши родственники.

Воспринимайте угрозу серьёзно

Сообщения о заложенных бомбах часто оказываются ложными. Но это не ваша задача — проверять правдивость информации. Всегда действуйте так, словно нет ни единого повода сомневаться в озвученной информации.

Лучше 10 раз эвакуироваться напрасно, чем один раз пострадать при теракте.

Внимательно слушайте команды

Задача сотрудников объекта, в котором вы находитесь, — открыть эвакуационные выходы и распределить потоки людей так, чтобы все могли быстро покинуть здание без давки.

Если вы впервые в этом строении, именно объявляемые персоналом команды помогут вам найти кратчайший путь на улицу. Кроме того, если уже есть информация, где может находиться взрывной объект, вас поведут в обход него.

Поэтому постарайтесь обойтись без самодеятельности и делайте так, как вам говорят.

Максимально быстро покидайте здание

Направляйтесь к ближайшему (или тому, на который указали организаторы) эвакуационному выходу. Если не знаете, где он, оперативно найдите стенд с указаниями, где обозначены нужные двери.

Не паникуйте и не мешкайте, контролируйте своё положение в потоке людей, чтобы не упасть и не быть затоптанным. Не нагибайтесь, чтобы что-то поправить, вас могут сбить с ног. Если всё-таки упали, свернитесь в клубок и накройте голову руками, пока не появится возможность встать.

Если с вами ребёнок — держите его за руку, чтобы он не потерялся. Заранее оценивайте обстановку и избегайте ситуаций, когда толпа «впечатывает» вас в поручни или дверные косяки.

Помогайте тем, кому это нужно

Пропускайте вперёд детей, помогайте тем, кто по каким-то причинам не может быстро идти самостоятельно. Дело не только в альтруизме и человечности — так вы повышаете общую скорость потока людей и общие шансы на спасение.

Отойдите от здания

Оказаться на улице недостаточно. Мощность заряда неизвестна, поэтому лучше отойти подальше. Обычно площадку определяют прибывшие на место спецслужбы или ответственные за безопасность объекта — следуйте инструкциям.

Если речь идёт о торговом центре, можете идти домой. А вот тем, кого эвакуировали с работы или из учебного заведения, нужно дождаться указаний руководства: возможно, когда спецслужбы обследуют здание, вам придётся вернуться и продолжать трудиться или учиться.

Не совершайте распространённых ошибок

Эти действия могут стоить вам жизни. Вот чего делать нельзя:

  • Бежать за вещами в гардероб. Вы теряете драгоценное время. К тому же у вешалок могут затоптать и без всякой чрезвычайной ситуации, так что при эвакуации рисковать не стоит.
  • Подниматься наверх. Путь к спасению ведёт на улицу, других вариантов нет.
  • Пользоваться смартфоном. Бомба может сработать из-за сигнала мобильного. Кроме того, это снижает вашу скорость.
  • Бежать на поиски друзей и родственников. Встретитесь с ними на улице. В противном случае вы не только сами рискуете погибнуть, но и затрудняете эвакуацию, двигаясь против потока людей.
  • Ехать на лифте. Лестница надёжнее, её не смогут отключить.

Если вы принимаете звонок о заложенной бомбе

Тот, кто сообщает о бомбе, располагает наиболее полной информацией об угрозе. Поэтому важно сохранять хладнокровие и выяснить все нюансы. Полиция советует действовать следующим образом:

  • Запишите всё, что говорит собеседник, дословно. Попросите повторить, если нужно.
  • Если он не сообщает, где именно заложена бомба и какой мощности, спросите у него сами.
  • Скажите ему, что в здании находится много людей, которые могут пострадать.
  • Попытайтесь определить, мужской голос или женский, есть ли акцент и речевые особенности, в каком состоянии находится звонящий — это понадобится позднее для идентификации преступника.
  • Прислушивайтесь к фоновым шумам, это может помочь определить местоположение собеседника.
  • По возможности не кладите трубку. Зажмите микрофон и по другому телефону — мобильному или стационарному — свяжитесь с полицией.

Затем нужно уведомить о происшествии руководство или службу безопасности, чтобы они организовали эвакуацию. Если именно вы уполномоченное для этого лицо, то начинайте выводить людей из опасного объекта.

Если ваш родственник в здании, которое якобы заминировано

Не паникуйте и не обрывайте телефон. Во-первых, сигнал мобильного может спровоцировать взрыв. Во-вторых, это отвлекает человека от эвакуации.

Не нужно бежать на место событий и пытаться проникнуть в здание. Этим вы только будете мешать работе спецслужб.

Зато родственник оценит, если вы захватите тёплую одежду в зимний период: эвакуируются чаще всего в чём были, так как возможности дойти до гардероба просто нет. Запасной ключ от квартиры, если у вас он есть, тоже лишним не будет. Затем отвезите участника неприятных событий домой. Даже если он вполне взрослый и самостоятельный, деньги на проезд или ключи от машины могли остаться в здании.

Эти советы касаются и ситуаций, когда звонок о бомбе поступил в школу или детский сад вашего ребёнка.

Источник: https://Lifehacker.ru/zvonok-o-bombe/

Операция

Ложный звонок о заложенной бомбе

За полгода по статье 207 УК осудили 170 человек (на четверть меньше, чем за полгода в 2017-м).

Минувшая осень запомнилась массовыми эвакуациями торговых центров. Злоумышленники сообщали о якобы заложенных бомбах, и тысячи людей выбегали на улицу. На разминирование приезжали взрывотехники, полицейские и чекисты. МВД оценило ущерб в 300 млн. За ложное минирование предусмотрена статья 207 Уголовного кодекса. Лайф изучил судебную статистику по ней.

Статистика

С начала 2018 года в стране осуждено 170 человек за ложные сообщения о терактах. Для сравнения, за половину 2017 года таковых оказалось 227.

Лайф подсчитывал приговоры “вручную” по данным федеральных судов общей юрисдикции в регионах, поэтому наши цифры могут отличаться от статистики Верховного суда (обычно он публикует данные за полугодие в конце лета).

Официально ВС сообщал, что в 2017-м по этой статье осуждено 707 человек.

В десятках городов страны, от Санкт-Петербурга и Москвы до Тюмени и Перми, в сентябре — ноябре прошлого года шли массовые звонки о минировании торговых центров. Было эвакуировано больше 100 тысяч человек. Уголовные дела, возбуждённые после этой серии, в нашу выборку не попали.

Большинство подозреваемых по массовым звонкам, как сообщает МВД, находятся на территории Украины. Кроме того, по ним ещё нет решения судов.

По данным российских спецслужб, одним из тех телефонных террористов, что “минировал” российские города осенью 2017 года, оказался боевик из запрещённой в России террористической организации ИГИЛ, 28-летний Альберт Абрамов, уроженец Ставропольского края.

Данные, которые получил Лайф, относятся скорее к бытовой проблематике. Из материалов судов следует, что все эти преступления совершены гражданами РФ. Мы составили карту из топ 10 регионов, где чаще всего судили подозреваемых по статье 207 УК.

Из-за псевдотеррористов мобилизуют оперативные бригады МЧС, медиков и полиции. В потенциально сложных случаях приезжают взрывотехники ФСБ, и у места ЧП набирается несколько десятков человек. Магазин, дом или другое место, где может находиться взрывчатка, перекрывают. Всё это ведёт к дополнительным тратам из бюджета: от зарплаты сотрудникам до стоимости бензина в служебных машинах.

— Экипажи групп немедленного реагирования ОВД снимаются с патрулирования и по несколько часов, “простаивают” в оцеплении заминированного здания, а в это время в районе патрулирования данной ГНР может быть совершено преступление, — рассказал Лайфу глава независимого профсоюза полиции Михаил Пашкин.

По его словам, нельзя забывать и об экономических убытках, которые несут бюджет и коммерческие структуры (крупные развлекательные центры).

— Сумма зависит от площади объекта, количества людей, — говорит Пашкин. Затраты могут составить 20 тысяч, а могут миллион. Если это, например, школа, то для обследования здания и организации оцепления будет достаточно одного-двух кинологов и экипажа ГНР из трёх человек. Это тысяч 10 рублей из расчёта, что день работы полицейского бюджету обходится в 2 тысячи рублей.

Как показывают акты судов, все эти траты скрупулезно подсчитываются и потом предъявляются в качестве иска обвиняемым “фейковым” террористам. В среднем же, по подсчётам Лайфа из выборки по регионам, стоимость выезда группы равна 10 тысячам.

МВД ранее заявляло, что от действий телефонных террористов, которые массово “минировали” торговые центры, ущерб составил 300 млн рублей.

И это не считая так называемой упущенной выгоды, которая образовалась у владельцев ТЦ из-за пустующих магазинов.

Подсчёты Лайфа на основании судебных документов куда скромнее. Совокупный ущерб по всем 170 осуждённым вряд ли будет превышать 5 млн рублей.

От величины нанесённого ущерба также зависит, насколько суровое наказание грозит телефонному террористу. В отдельных случаях, когда последствия звонка приводят к крупному ущербу, злоумышленник может оказаться за решеткой на срок до пяти лет плюс заплатит штраф и компенсацию.

В свою очередь, величина ущерба зависит от типа объекта. Псевдотеррористы “взрывали” дома отдыха, ТРЦ, школы, детские сады, дома своих близких, полицейские участки, автобусы, метро и воинские части. Был даже один звонок о минировании администрации закрытого военного городка.

Чаще всего, однако, объектами атаки становились почему-то школы и пункты полиции. Судя по тексту документа, однажды о “заложенной” бомбе сообщил бывший работник этой школы.

Портрет преступника

Чаще всего телефонных террористов судили в Татарстане (12 дел), Челябинской области (9 дел) и в Башкортостане (7).

Кто эти осужденные? Каковы их мотивы, в каком психическом состоянии они находятся, когда решают позвонить в полицию и сообщить, что где-то заложена бомба?

Во-первых, почти все они в момент звонка пьяны. Из 30 приговоров, с которыми ознакомился Лайф, только в трёх случаях нет упоминания об опьянении.

Во-вторых, это люди всех возрастных категорий, за исключением разве что пенсионеров и малолетних. “Телефонными террористами” в основном становятся мужчины.

В делах мелькало лишь две-три женские фамилии. Причём звонят как молодые люди, решившие покуражиться, так и люди предпенсионного возраста.

Примерно 20% из них были ранее судимы за те же преступления, за кражу или по иным “лёгким” статьям.

Военный врач, психотерапевт Юрий Бубеев, который возглавляет отдел психологии в Институте медико-биологических проблем РАН, считает, что можно говорить о психологической предрасположенности к подобного рода преступлениям, которая усиливается после алкоголя.

— Универсальное действие алкоголя в том, что он снимает различные [внутренние] и социальные запреты. При опьянении всё это растормаживается. Одним из выходов этих запретов могут стать подобные звонки, — объясняет учёный. — Есть такой тип опьянения, при котором человек совершает то, на что в обычном состоянии никогда бы не пошёл. [Это возможно даже при] малых дозах алкоголя.

Рецидивисты

Бубеев считает: то, что часть ложных звонков совершают рецидивисты, осужденные по другим делам, — закономерно. И вероятность, что бывший уголовник позвонит с сообщением о бомбе, — выше, чем у законопослушного гражданина.

Слова Бубеева подтверждают подсчёты Лайфа: из десяти дел три возбуждены в отношении тех, кто раньше привлекался по другим статьям.

По этой статье крайне редко осуждают к реальным срокам наказания — только если ущерб уж слишком серьёзный или преступление совершил злостный рецидивист. К таковым относится екатеринбуржец Денис Шелковенко. Шелковенко с малолетства мотается по зонам и исправительным учреждениям.

На его счету 6 приговоров, это седьмой. Первую кражу он совершил в подростковом возрасте, и его на 10 суток направили в исправительный интернат. Ровно через неделю после выхода оттуда парень попался на второй краже.

Его осудили условно, но, Шелковенко нарушил условия отбывания наказания, украв в третий раз. И так по кругу. На пятый раз у судьи лопнуло терпение — и парень на шесть лет уехал в колонию-поселение. А сразу после выхода оттуда решил “взорвать” один из екатеринбургских торговых центров.

С учётом богатого криминального прошлого за ложное сообщение о бомбе его осудили к двум годам строгого режима.

Бывают и настоящие “серийные” телефонные террористы, которых не останавливает даже ранее отбытое наказание по той же статье. Таким стал петербуржец по фамилии Новожилов.

Впервые его осудили за ложные звонки в 2016 году к обязательным работам. Отбыв наказание, он вновь попал под следствие по той же статье — уже в 2017-м, за что получил условный срок.

А когда в третий раз “заминировал” ТЦ “Галерея” в Питере, его отправили на полгода в колонию.

Торговые центры

В материалах дел, с которыми ознакомился Лайф, только около десяти посвящены ложным минированиям торговых центров.

Причём порой к звонкам оказываются причастны сами охранники этих торговых центров.

Охранник иркутского торгового центра решил весьма необычным и незаконным способом проверить работоспособность систем оповещения и быстроту реакции спецслужб на ЧП. Для этого Александр прямо из центрального пункта охраны, где находились десятки мониторов для видеонаблюдения, позвонил в полицию и сообщил о готовящемся взрыве кинотеатра.

По замыслу Александра, это должно было стать чем-то вроде внеплановых антитеррористических учений — он хотел в максимально приближенной к реальному теракту обстановке посмотреть, как будут вести себя люди и полиция. Только вот он не учёл, что должен был обо всём предупредить начальство и полицию.

Полиция отработала отлично — посетителей оперативно вывели и с собаками прочесали все этажи. Причём сам Александр и объявлял по громкой связи о начале эвакуации, а также помогал выводить людей. Взрывчатки, разумеется, не нашлось, а работа ТЦ парализовалась на час. За это Александру насчитали 23 тысячи ущерба: к месту ЧП приехали Росгвардия, ФСБ, МЧС и полиция.

Суд указал, что в момент преступления Александр был абсолютно трезв, а психическими расстройствами никогда не страдал. И хотя преступление несло определённую общественную опасность, судья учёл положительные характеристики, данные начальством охраннику, и приговорил к 240 часам обязательных работ.

Похожий случай произошёл в Уфе — правда, осудили не охранника ТЦ, а его друга. В декабре минувшего года у охранника Игоря Столярова выдался тяжёлый день.

Он поймал вора, но начальство его, вопреки ожиданиям, не похвалило, а наказало: за то, что оставил свой пост. Как объяснял потом Игорь суду, ему сказали, мол, он должен отвечать за сохранность имущества, а предотвращать кражи должен другой отдел.

Раздосадованный, Игорь под вечер пришёл к своему другу Александру с двумя бутылками водки.

Узнав о беде друга, Александр предложил проучить негибкое начальство. Узнав номер старшего смены, он позвонил и сообщил, что в уфимском ТЦ “Мега” заложена бомба.

И хотя оперативникам, которые его задерживали, горе-террорист сразу написал чистосердечное признание, на суде от своих показаний открестился. Там он стал валить вину на приятеля: мол, это Игорь звонил с его телефона, пока тот отлучился в туалет.

Однако суд не поверил и назначил Александру полтора года исправительных работ с удержанием 10% в казну.

Плохой способ привлечь внимание

Мотивы людей в этих преступлениях приобретают весьма причудливые формы и порой раскрывают маленькие семейные трагедии.

Так произошло с нижегородцем Евгением, который поссорился с женой и захотел, чтобы она немедленно вышла к нему из кафе с символичным названием “Кураж”.

Видимо, жена выходить отказалась, и мужчина, недолго думая, позвонил в полицию, сообщив, что в кафе заложена взрывчатка.

Потом он объяснил судье свою логику: рассчитывал, что начнётся эвакуация и жена с остальными посетителями вынуждена будет выйти из заведения.

Для разнорабочего Игоря из Волгоградской области, переживающего непростой период, телефонный терроризм стал способом привлечь внимание к своим проблемам. В итоге привлекли его самого. Алиментщик Игорь Терещенко работает слесарем в селе Новинка.

За четыре месяца у него накопился долг перед бывшей женой — 32 тысячи на содержание детей. При зарплате в 12 тысяч для Игоря это весьма крупная сумма. Долги, утверждает мужчина, образовались не по его вине — несколько месяцев ему не платили зарплату.

— Последний раз я получал зарплату в декабре 2017 года. За январь и февраль 2018 года зарплату не выплатили, как говорили, из-за отсутствия финансирования.

Я не раз обращался к своему директору и главе администрации: у меня непогашенный кредит, долги за коммуналку, и просто семье было нечего есть, — рассказывал Терещенко следователям.

— На что глава мне сказал: если недоволен, пиши заявление на увольнение.

Терещенко и раньше прикладывался к бутылке, а тут у мужика, что называется, крышу сорвало. Всю ночь они пили в подсобке тракторного хозяйства с кладовщиком. Наутро слегка протрезвевший кладовщик ушёл, а Терещенко заперся на территории стоянки тракторов и стал звонить в службу “112”.

— Он грозился поджечь расположенные на производственной базе трактора и баки с соляркой, если перед ним не погасят долг по заработной плате и детскому пособию супруги за январь — февраль 2018 года, — написано в материалах суда. — Также он ложно сообщил, что удерживает на базе в заложниках ещё двух человек. Это он сказал, так как подумал, что все службы быстрее отреагируют на его сообщение. Также сообщил, “что всё здесь взорвёт” и себя в том числе.

Как потом выяснилось, взрывать он ничего не собирался.

— Просто хотел, чтобы меня услышали и работники администрации испугались за свою технику и выплатили зарплату всем рабочим, — объяснил подсудимый. Когда до Новинок добрались наряды полиции и взрывотехники из административного центра, слесаря задержали и доставили в администрацию.

Прямо там глава села отдал ему все долги. Но преступление уже совершилось, и слесаря осудили на полтора года ограничения свободы. Это сравнительно новая мера наказания в РФ — по сути, более жёсткая форма условного срока.

Он продолжил работать на прежнем месте и теперь регулярно отмечается у участкового.

Источник: https://life.ru/1135056

Хулиганство или тест для спецслужб? Версии массовых звонков о бомбах

Ложный звонок о заложенной бомбе

За сутки из-за ложных звонков о бомбах из вузов, торговых центров и других зданий в столице эвакуировали по разным данным от 40 до 100 тыс. человек. В городе были “заминированы” более 50 объектов: вокзалы, рынки, гостиницы, торговые комплексы.

14 сентября в столице эвакуировали еще восемь школ. Ни одно сообщение об угрозе взрыва не подтвердилось.

Как сообщает “РИА Новости” со ссылкой на источник в правоохранительных органах, волну звонков инициировали из-за рубежа лица, связанные с запрещенным в РФ “Исламским государством”.

О том, кому и зачем все это нужно, мы спросили экспертов.

5nicolas5/depositphotos

Психологическая атака

Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич считает, что ложные звонки – это провокация и атака на Россию.

“Это психологическая террористическая атака. Я не исключаю, что звонки могли быть сделаны хакерами с Украины или из Прибалтики. Важно еще узнать, не стоит ли за этим какое-то государство. Это все организовано и сделано извне, чтобы создать неблагоприятную обстановку, дискредитировать власть и запугать людей”, – сказал он.

По мнению парламентария, максимальное наказание за телефонный терроризм нужно увеличить с пяти до восьми лет лишения свободы. “Пошути на восемь лет в местах не столь отдаленных! Пора привлекать к ответственности и делать эту ответственность достаточно гласной. Чтобы все знали: как это было и какое наказание понесли виновники”, – уверен он.

Тест российских спецслужб

Директор организации “Информационная культура”, один из авторов проекта “Открытая полиция” Иван Бегтин считает, что эти звонки могут быть своеобразным тестированием российских спецслужб.

“Я бы рассматривал это как некий тест. В таких атаках возникает особый эффект, когда они происходят в определенный момент. Эти люди могут преследовать разные цели.

Например, они сейчас протестировали систему распознавания подобных историй.

Если окажется, что этих людей нельзя найти, они могут позвонить во время какого-то большого мероприятия, например выборов или чемпионата мира, – и сорвать их”, – пояснил эксперт.

По мнению Бегтина, возможен и более негативный сценарий. “Если этих людей не поймают, они будут делать это регулярно и так часто, что после подобных звонков не будет активных действий.

Все решат, что это опять ложная тревога, которая в какой-то момент может оказаться не ложной. Я бы такой сценарий не исключал.

И не сказал бы, что наши службы, которые занимаются радиоэлектронной разведкой, могут с этим работать”, – добавил он.

ТАСС/Сергей Коньков

Хулиганство

Версию о том, что массовые звонки о минировании по всей стране – это банальное хулиганство, высказал глава комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Жигарев (в прошлом зампредседателя думского комитета по обороне).

“Скорее всего, это телефонное хулиганство. Не очень нормальные люди создают проблемы другим, наносят экономический ущерб и создают нервозность и состояние паники. Это можно назвать и хакерской атакой, но в основе поступка лежит хулиганство. Надо использовать технические возможности, чтобы более оперативно их обнаруживать”, – уверен он.

Откуда поступали звонки

Как сообщил “Интерфакс” со ссылкой на свой источник, более 90% таких звонков поступило по каналам IP-телефонии с устройств, находящихся на территории Украины. По его словам, фонетический анализ сообщений также позволил сделать вывод о том, что телефонные террористы звонили из соседнего государства.

В столице из-за ложных сообщений людей выводили из ГУМа, ТЦ “Метрополис”, “Золотого Вавилона”, “Афимолла”, студентов МГИМО, РГСУ, гостиницы «Космос», Киевского, Ярославского и Казанского вокзалов, первого МГМУ им. И.М.

Сеченова, радиорынка в Митино и других зданий.

Один из первых ложных звонков раздался 10 сентября, в единый день ания, в Омске. Из-за тревоги были эвакуированы члены городской избирательной комиссии.

В понедельник подобные звонки поступали в школы, кинотеатры, торговые центры города.

Волна ложного минирования прокатилась по многим российским городам: Уфе, Челябинску, Рязани, Брянску, Ставрополю, Южно-Сахалинску, Магадану, Владивостоку, Екатеринбургу, Красноярску, Нижнему Новгороду, Новому Уренгою, Перми, Калининграду и другим. В 17 российских городах 13 сентября проверяли более чем 190 зданий с большим количеством посетителей. Всего из-за звонков с 420 объектов по всей России эвакуировали более 130 тыс. человек.

По фактам заведомо ложных сообщений об акте терроризма возбуждены уголовные дела (ст. 207 УК РФ). Эта статья предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Источник: https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/14092017/150835

Ложное сообщение об акте терроризма с 2018: ответственность заведомо ложный звонок о бомбе | Юридические Советы

Ложный звонок о заложенной бомбе

Последнее обновление Март 2019

Периодически в СМИ публикуются экстренные новости об эвакуации людей из зданий, где якобы заложена бомба.

В большинстве случаев сообщения о заминировании являются ложными, их цель – создать хаос, беспорядки, так или иначе повлиять на принятие решений органами власти.

Подобные действия являются уголовно-наказуемыми, ответственность за них предусмотрена статьей 207 УК РФ. Каковы признаки этого преступления, когда  и кто может быть привлечен по этой норме уголовного закона – читайте в нашей статье.

Есть мнение, что ложное сообщение о взрыве – это безобидная шутка, почему же подобные действия считаются преступлением, не слишком ли сурово?  Трудно представить, но негативные последствия ложных звонков о терроризме могут быть более чем масштабны.

В результате эвакуации, часто беспорядочной и хаотичной, могут быть жертвы: люди, которых толкнули в толпе; дети, которые от испуга всю последующую жизнь заикаются; беременные женщины, чьё здоровье находится под угрозой. Кроме того, приостанавливается деятельность организаций, предприятий, нарушается производственный процесс, выходит из строя электроника и т.д.

Пример №1. В органы МВД поступил анонимный звонок о готовящемся взрыве в одной из школ, это случилось в разгар учебного года. Сотни учеников поспешно стали покидать учебное заведение, сюда же одновременно пытались проникнуть паникующие родители, каждый из которых стремился спасти своего ребенка.

В результате создавшегося хаоса у троих детей были выявлены переломы конечностей разной степени тяжести, на территории школы зафиксировано столкновение пяти автомобилей, четыре окна здания были разбиты, выломаны две запасные двери на пожарных выходах. Позже было установлено, что звонил студент, учившийся ранее в этой школе.

Так он решил пошутить над учителями, которые когда-то ставили ему двойки.

Обычно заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве может быть в виде телефонного звонка на номера спецслужб, учреждений.

В некоторых случаях звонок может быть адресован конкретному человеку – должностному лицу (например, ответственному дежурному по метро) или рядовому сотруднику какой-либо организации.

Иногда позвонить могут и совершенно постороннему человеку, не имеющего никакого отношения к месту, где якобы находится взрывное устройство.

Пример №2. Родионов П.А. решил «пошутить» и сообщить о заложенной в торговом центре взрывчатке, но номера телефона ТЦ не знал. Тогда Родионов П.А. подошел к уличному телефону и набрал первый пришедший в голову городской номер, принадлежащий одинокой пожилой женщине Маркиной К.М.

Ей Родионов сообщил, что через 30 минут на втором этаже центра произойдет взрыв. Маркина тут же сообщила об услышанном в полицию, была организована экстренная эвакуация, прибывшие на место сотрудники спецслужбы взрывных устройств не обнаружили. Родионов П.А.

был замечен камерами наружного наблюдения, в отношении него возбудили дело по ст. 207 УК РФ.

В практике встречаются и иные способы передачи сообщения – письмо (в том числе и электронное), смс-сообщение, телеграмма, видеообращение, устно.

Чаще всего звонки о терроризме совершаются анонимно, без использования сотовой связи (например, посредством таксофона). Впрочем, для уголовной ответственности не имеет значения, назвал преступник свои данные или нет.

Признаки преступления

Основным признаком преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, является заведомая ложность сообщения. То есть, обвиняемый осознает, что  на определенном участке местности (в помещении, сооружении и т.д.) нет опасности террористического акта, но при этом намеренно сообщает властям ложные сведения об угрозе взрыва.

Если звонивший знает наверняка, что в конкретном месте заложена бомба и передает эти сведения полиции, состава данного преступления в его действиях не будет. При этом возможны три варианта:

  1. Человек достоверно знает, что обществу угрожает опасность – например, он вращается в криминальных кругах, ему становится известно о готовящемся взрыве, он хочет предотвратить его и вызвать полицию. В действиях такого лица признаки преступления отсутствуют.
  2. Лицо узнало о готовящемся взрыве и сообщает об этом в полицию, но при исследовании объекта полицейскими ничего опасного обнаружено не было. В данном случае звонивший не привлекается к уголовной ответственности, если у него действительно были веские основания полагать, что людям угрожает опасность.
    Пример №3. Ларионов К.Е., работающий ночным сторожем в круглосуточном торговом центре,  заметил рано утром двоих мужчин, оставивших черную сумку в лифте, окликнул их, но мужчины поспешно скрылись, при этом у них в руках было устройство, похожее на пульт. Ларионов сделал вывод о том, что в лифте было оставлено взрывное устройство, о чем сообщил в полицию. В сумке были найдены продукты питания – двое мужчин были обычными ворами, которые сумели пронести из гипермаркета снэки и спиртное. Ларионов не подлежит ответственности по ст. 207 УК РФ, поскольку события, увиденные им, действительно указывали на возможный террористический акт.
  3. Представитель запрещенной в России организации сообщает другим лицам о заминировании какого-либо объекта, при этом он сам принял участие в теракте или лишь знал о нем, но не сообщил в полицию. В этом случае, при реальном обнаружении в указанном месте взрывного устройства, звонивший будет привлечен к уголовной ответственности по ст. 205, 205.6 УК РФ за террористическую деятельность на территории РФ.

Предъявление обвинения за заведомо ложное сообщение об акте терроризма по статье 207 УК РФ возможно только при наличии хулиганского умысла лица на информировании других лиц (чаще всего – должностных лиц правоохранительных органов):

  • о готовящемся взрыве;
  • о поджоге;
  • об иных действиях, создающих реальную опасность жизни людей: авария на объектах жизнеобеспечения (станциях, медучреждениях, социальных объектах и т.д.), эпидемия, радиоактивное заражение территории, нападение на военные объекты и т.д.;
  • о действиях, которые могут повлечь причинение существенного материального ущерба граждан (сопоставимого по значительности с последствиями поджога, взрыва).

Стать обвиняемым по делу о преступлении, предусмотренном ст. 207 УК РФ, может  любое лицо, достигшее 14-летнего возраста. При этом неважно, является ли этот человек гражданином РФ и имеет ли вообще какое-либо гражданство.

Справедливости ради нужно отметить, что именно подростки становятся обвиняемыми по подобным делам – для них позвонить в полицию и сообщить о теракте является чем-то вроде баловства.

Часто юные преступники звонят на общеизвестные номера спецслужб (например, 02 или 112), нередко они используют сотовые телефоны, что в значительной степени облегчает задачу следственных органов как можно скорее установить личность звонившего.

Не всегда несовершеннолетнему обвиняемому назначают наказание, все зависит от обстоятельств совершенного деяния.

Так, если в результате ложного сообщения о бомбе наступили негативные последствия исключительно материального характера, без жертв и вреда здоровью кому-либо, при  наличии смягчающих обстоятельств – признание вины, раскаяние, совершение преступления впервые и т.д., суд может полностью освободить подростка от назначения наказания. При этом ему могут быть определены меры воспитательного воздействия.

Пример №4. 14-летний Белов Р.Г., учащийся 9-го класса, позвонил со своего сотового телефона в приемную директора школы и сообщил о том, что в спортивном зале заложено взрывное устройство. В результате из школы были эвакуированы все педагоги и обучающиеся, обошлось без жертв.

С одной стороны, для возбуждения дела и признания виновным по ст. 207 УК РФ действий,  которые фактически выполнил Белов Р.Г., достаточно (дезорганизована работа образовательного учреждения, наличие прямого умысла). С другой стороны, судом был учтен молодой несовершеннолетний возраст (Белову Р.Г.

только что, буквально за неделю до происшествия исполнилось 14 лет), его раскаяние, положительные характеристики и т.д. Выяснилось, что Белов никогда не состоял на учете в ПДН, а мотивом для звонка была цель отменить контрольную, к которой он не был готов.

При таких обстоятельствах назначать подростку наказание суд счел нецелесообразным и отдал его под присмотр родителей на один год (то есть, применил одну из мер воспитательного воздействия, прекратив дело).

Что касается взрослых обвиняемых, им всегда грозит реальное наказание, иногда – в виде лишения свободы.

Наказание за ложное сообщение об акте терроризма

Совсем недавно, с 1 января 2018 года, в Уголовный кодекс РФ были внесены изменения, ужесточающие наказание за данное преступление.

В настоящее время в статье 207 УК РФ есть четыре части (до 01.01.2018 их было две), по каждой предусмотрена отдельная санкция. Так, осужденному грозит:

  • штраф в размере от 200000 рублей до 500000 рублей, ограничение свободы до трех лет (за «простой» состав преступления – ложное сообщение из хулиганских побуждений);
  • штраф от 500000 до 700000 рублей, лишение свободы от трех до пяти лет лишения свободы. Такое наказание может быть назначено в двух случаях:
    1. если причинен ущерб более одного миллиона рублей;
    2. когда виновный сообщил о готовящемся взрыве на особо значимых социальных объектах (например, аэропорт, железнодорожный вокзал, больница, детский сад или школа и т.д.).
  • штраф от 700000 до 1 миллиона рублей, лишение свободы от 6 до 8 лет – если сообщение было сделано с целью повлиять на органы власти, дестабилизировать их работу.
  • штраф от 1500000 до 2-х миллионов рублей, лишение свободы от 8 до 10 лет лишения – когда в результате виновных действий наступила смерть одного или нескольких людей, наступили иные тяжкие последствия (например, в виде длительной дезорганизации работы экстренных служб). До изменений за аналогичные преступные действия срок изоляции был ограничен 5-ю годами.

Взыскание материального ущерба

Кроме уголовного наказания, осужденный нередко несет и гражданскую ответственность за ложное сообщение о терроризме. Например, во время уголовного разбирательства или позже к виновному могут предъявить иск:

  • о возмещении ущерба, причиненного здоровью (при получении людьми увечий в результате давки, причиной которой послужил звонок о взрыве).
  • о возмещении морального вреда – за страдания психологического характера. В цену иска может быть включена и стоимость обследования у специалиста, цена назначенной  психотерапии. В практике есть случай, когда из-за страха вследствие ложного звонка о заложенной бомбе в консерватории женщина так и не смогла справиться с паническими атаками, преследующими ее при входе в здание. Пострадавшей, уважаемому педагогу с многолетним стажем, пришлось сменить место работы – компенсацию за эти потери удалось взыскать с виновника.
  • о возмещении материального ущерба, выразившего в повреждении отделки помещения, кабинетов, окон и дверей. В панике редко кто задумывается о бережном отношении к имуществу. Люди спешат спасти свою жизнь и принимают для этого все возможные способы, при этом закон освобождает их от обязанности возместить стоимость ремонта, поскольку они действовали в состоянии крайней необходимости. А вот виновника такой паники суд может обязать выплачивать стоимость восстановительных работ.
  • о возмещении государственных затрат: выезд скорой помощи и полиции, участие спецподразделений (кинологи, взрывотехники, снайперы). Существует методика расчета стоимости вызова специалистов разного направления и представителей правоохранительных органов, для этого применяется разработанная формула подсчета. От имени государства предъявить иск к подсудимому вправе прокуратура. Для примера: в городе, где количество жителей превышает один миллион, стоимость трудозатрат на выезд по ложному сообщению о теракте может достигать несколько десятков тысяч рублей.

Если по делу признан виновным несовершеннолетний, исковые требования предъявляются к его родителям или законным представителям.

Куприянова Вера Николаевна

Источник: http://juresovet.ru/zavedomo-lozhnoe-soobshhenie-akte-terrorizma/

Юрист онлайн